Страница 1 из 1

О рубцах и "всходах"

Добавлено: 09 ноя 2007, 15:58
Dr. Volkov
Ещё раз о том, что творится в коже головы после дня операции.
Основу прочности и эластичности кожи составляют волокна эластина и коллагена. Любое разрушение живых тканей ведёт к восстановлению целостности, но не структуры. Образуется рубцовая ткань. Она отличается примитивной структурой,
неприхотливостью существования (низкие потребности в кровоснабжении, иннервации), повышенной регенеративной способностью (чем больше режешь, тем больше, толще, плотнее рубец). Различают рубцы:
- нормотрофический (обычный, малозаметный со временем, не плотный, не беспокоящий),
- гипотрофический (втянутый, ниже уровня кожи, лишённый пигмента – белый, пример – стрии, растяжки у женщин после беременности и родов),
- гипертрофический (составляющий большую проблему хирургии и не только эстетической).
Одна сторона проблемы: характер рубца у человека индивидуален, это закон существования живой ткани, избежать этого нельзя.
Вторая: характер и выраженность рубца определяются также характером нанесения раны при заборе донорского лоскута, и характером наложения швов. Тут опять играет роль эластичность кожи, подвижность, смещаемость. Какой лоскут возьмёшь, как зашьёшь, такой рубец и получишь. Есть такая «золотая пропорция»: длина раны должна превышать ширину не менее, чем в 10 раз. Ширина забора определяет ширину рубца. Если при ушивании раны края её сводятся и соприкасаются без лишнего натяжения (не «перетянуты»), рубец будет узким. Местами его вообще не будет видно, волосы растут в проекции разреза как бы. Этому способствует и специальный трихофитический шов. Такой шов на голове можно не найти визуально. Мы накладываем его пациенту после последней операции. Чтобы максимально сохранить графты по краю забора лоскута, нам лучше видеть край предыдущего, т.е. рубец. Но если не планируется повторная операция, такой приём используется сразу.
Итак, грубый заметный рубец чаще образуется вследствие неправильного планирования и расчета лоскута. Убрать такой рубец обычным иссечением и тщательным сшиванием не удаётся. С этой целью используется шов золотой нитью. Нить стягивает, сближает края в глубине раны, на саму кожу накладывается ещё и обычный шов. Нахождение золотой нити в подкожной клетчатке способствует образованию большего количества эластина, что и приближает место разреза и срастания кожи к её нормальной структуре, тормозит чрезмерное уплотнение и огрубление кожи. А время образования, формирования рубцовой ткани, время активности, около 2-х месяцев. Гипертрофический рубец может формироваться и расти, с временным стиханием и возобновлением активности, и полгода, и год. Нормальный – повторюсь – около2-х месяцев. И ещё полгода организм не снижает активности и «надежды» в преобразовании рубцовой ткани в неотличающуюся от соседней нормальной, функциональной (прорастание сосудов и нервов в рубец). Это 6 месяцев. Но только к году полностью прекращаются попытки вернуть ткани эластичность и пигментацию. Отсюда наши увещевания: погодите до года в оценке результатов операции и формировании рубца. Отсюда и сложности с возобновлением роста подстриженных около раны забора волос, с их шоковым выпадением, и неравномерным прорастанием по мере укрепления рубца.
То же твориться и в области пересадки, где мы тоже делаем разрезы. Хотя мы стараемся делать их острейшим и тончайшим лезвием фирмы «Persona»: 0,1 мм толщиной и 1мм шириной (плюс минус 0,2 мм индивидуально от размера Вашего графта) на глубину до 4 мм. Острый нож создаёт минимальную травму для стенок раны, обеспечивая опять же лучшие условия для приживления пересаженного графта. И никакие лазеры, и высокооборотные боры, и элмановская радиохирургия не может сделать лучший разрез. Но представьте, сколько таких минимальных разрезов мы наносим на коже головы, пытаясь достичь высокой густоты (плотность посадки) волос! И здесь мы добиваемся, отсутствия видимых рубцовых изменений кожи, лишь иногда пересаженный волос растёт как бы заглублённого места (если пользоваться при осмотре оптикой).
И немного о росте графтов. Эту тему Вы поднимали на форуме неоднократно и мы давали свои соображения. Д-р Фёдоров упоминал об экспериментах по приемлимой густоте посадки графтов (этом самом проценте «приживаемости и всхожести»), но они действительно проводились на сантиметровых участках кожи головы.
Попадая в ранку-разрез, перенесённая ткань какое-то время , (видимо эти 4-5 недель до сбрасывания волоса) пытается существовать автономно, пользуя запас питания в фолликуле. Волосок типично растёт (может вырасти до 1см до выпадения). Мы это видим при снятии швов. И могу свидетельствовать, что волоски вырастают неравномерно.
В лоскут при заборе попадают волосы, находящиеся в разных фазах своего роста. И фазы, повторяюсь, имеют временные рамки от минимума до максимума:
- анаген – 2-6 лет (по разным авторам до 8 лет),
- телоген – 2-6 (7) месяцев,
- катаген – 2-6 недель.
В любом случае графт, попадая в новое «место жительства», испытывает стресс. Можно предположить, что после пересадки, фолликул не может 2 месяца питаться сам. Мы ему при выделении из лоскута всё «лишнее» то пообрезали, мы его миниатюризировали, чтобы создать плотность посадки. При классическом лоскутном способе пересадки при выделении графта с околофолликулярной клетчаткой удаляется вспомогательный аппарат фолликула: вторичная почка, мышца. Эти органы как раз и обеспечивают механизм стимуляции роста волоса, механизм смены фаз жизни волоса. Потому графт ТФИ более стоек к трудностям раннего послеоперационного периода (чем лоскутный), их выпадает только 30%, основная масса растёт сразу. ТФИ –забор сохраняет кожу и клетчатку вокруг канала волоса и этот самый вспомогательный аппарат. Т.е., графт получается более «живучий».
Я не говорю о других сторонах ТФИ метода, д-р Фёдоров и я неоднократно на «ветках» форума вешали такие «листья».