Не надо бояться белых медведей.
Часть вторая, и не заключительная…

"Москва и москвичи", 9 ноября, 2015 года.

Если кто не помнит материал c таким названием, который был опубликован в конце прошлого года и стал неким хитом, поскольку по этому запросу он практически сразу встал в первую строчку поисковых систем интернета, то нет проблем освежить его в памяти - он и сейчас занимает почетное первое место. Правда, теперь рейтинг переместился с нашего журнала на сайт волосы.ком, но это даже хорошо, поскольку об этой структуре я и писал. Именно эти люди убедили меня приехать к ним в Питер и сделать пересадку волос.

Однако, есть огромная разница между понятиями видеть колбасу, нюхать колбасу и есть колбасу. Убедить-то меня Сергей Федоров, основатель этой уникальной клиники, смог. А вот реально собрать вещи и поехать в Питер – это уже было дело другое. И не думайте, что решив все на словах, было просто решиться взять билет и сесть в поезд.

В течение нескольких месяцев меня все же одолевали сомнения – а нужно ли мне это вообще? Самым веским доводом оказался все же то, что мы договорились. Подвести людей и отказаться было бы самым худшим показателем своих деловых качеств – ненадежности. А вот этого допустить я уже никак не мог. Федоров специально ради меня летел из Ирландии, где он в основном и делал операции. А я, струсив, не поехал бы в Питер?! Такой ситуации не могло быть в принципе.

Итак, сделав необходимые медицинские обследования и несколько страдая от того, что нельзя принять 100 грамм для храбрости (а этого нельзя примерно за двeнедели до операции), я купил билет на поезд с целью прибыть в Питер 1 марта.

В качестве небольшого отступления от темы – никогда не начинайте путешествие в Питер ночью и с железной дороги. Это, как оказалось в нынешние времена крайне неудобно. «Сапсан» всего за 4,5 часа доставит вас из Москвы в северную столицу. Это только интернет пугает 6 тысячами рублями, на деле это касается совершенно не всех рейсов. Обратно я буквально долетел на «Сапсане», заплатив всего одну треть от указанной выше суммы, купив билет прямо в кассе вокзала за 20 минут до отправления поезда.

В Питере я был давно, а на его окраине не был вообще. Поэтому, добравшись до Гражданского проспекта, где, собственно и находились «Волосы.ру» и выбравшись из питерской подземки наружу, я с радостью увидел тот же унылый зимний пейзаж стандартного спального района Москвы. Если бы не отсутствие застывших в вечной пробке автомобилей, вполне можно было себе представать Варшавку, Каширку или любой другой московский проспект.

Клинику я нашел довольно быстро, и в ее внешнем антураже тоже не было ничего пафосного, присущего зачастую московским медицинским заведениям, где при входе сидят каменные львы и военизированная охрана с такими же, как у львов, лицами. В длинной пристройке к жилому дому, являющейся фактически ее первым этажом, вместе с магазинами разного профиля и кафешками красовалась скромная вывеска – «Волосы.ру». И все.

Меня уже ждали. Конечно сам Сергей Федоров, с которым я был до этого знаком только по видеосвязи, а также Александр Волков, главный врач клиники. Надо сказать, что однофамилец известного детского писателя прежде работал врачом-лором, но перешел в пластическую хирургию и уже давно имеет всевозможные дипломы за успешные операции по трансплантации волос, уверенно оправдывая свое членство в международной организации по их пересадке.

После бурного, но довольно короткого приветствия, меня, как говорится, взяли в оборот. Процедура по пересадке – процесс довольно длительный, а часы показывали 11 утра. Нужно было начинать.

Во-первых, мою голову сразу сфотографировали со всех возможных сторон, тут же определили проблемные зоны и начали обсуждать, как действовать. Мне предложили следующую схему: пересадку делать в два этапа, и проходить она будет так – в первый день, то есть 1 марта, мне делают так называемое ТФИ (техника фолликулярной изоляции), а во второй день возьмут лоскут. Сейчас скажу просто, не козыряя медицинскими терминами. ТФИ – это когда специальной машинкой «выкручивают» волосяной фолликул из затылочной части головы неким «пробойником». Если вы делали когда-нибудь новую дырку в ремне, то поймете сразу. Только в машинке для ТФИ «пробойник» имеет вращающуюся режущую кромку. Затем делают насечки на коже в месте пересадки и вставляют туда донорский фолликул. В общем, ручная ювелирная работа. Хороший врач на операционный день может пересадить до 1500 графтов. Целый день на ногах с наклоненной головой. Вот так работают врачи этой специальности и никаких приспособлений придумать нельзя.

Лоскут – это другая процедура. Тут есть возможность «взять», как говорится, за один раз до 3000 графтов. Для этого с тыльной части головы вырезают полосу кожи с фолликулами, а затем кожу сшивают. Косметический шрам впоследствии под волосами не виден. У Сергея Федорова, который сам перенес несколько операций по пересадки, я шрам этот вообще не нашел, хотя он позволил мне покопаться в его теперь уже густой шевелюре.

Лоскут несколько испугал меня, но и Федоров, и Волков сказали мне, что ни больно не будет, и заживет все недели за две. Как порез на коже. Правда, я кожу на голове еще ни разу не резал, но врачи говорили довольно убедительно, и мне не ничего не оставалось, как согласиться на их план.

— Бреем? — спросили они с улыбкой, имея в виду голову.

— Давайте, — вздохнул я и закрыл глаза.

Когда я увидел себя в зеркало после стрижки «под ноль», то первая мысль, которая пришла, была такая: «А надо ли что-то еще?..». Дело в том, что я никогда не пробовал брить голову. И если бы я так сделал раньше, то не факт, что вообще оказался бы сейчас в Питере, потому что увиденная в зеркале картина была хоть и необычная, но не отвратительная.

Увидев мое замешательство и услышав мое «А что, ничего…» Федоров и Волков в один голос задали мне вопрос на полном серьезе:

— Сергей, так мы будем что-то делать? Еще не поздно отказаться, это твое решение…

— Конечно, делаем! — ответил я уже без замешательства. — О чем речь!

Сбрить волосы я смогу всегда. А вот сделать так, чтобы они росли, уже никогда. Так что могло ли быть другое решение?

Перед началом процедуры по пересадке волос мне дали таблетку – что-то типа легкого снотворного и корвалол с пустырником, накапанными на воду. Запив таблетку этим коктейлем, я переместился в операционную, где меня посадили в специальное медицинское кресло. После этого мне сделали местную анестезию, обколов донорский участок обезболивающим, и врачи начали операцию.

Надо сказать, что за все время процедуры, которая проходила несколько часов, я находился в каком-то непонятном состоянии, которое сейчас попробую описать. В общем я не спал, но была некая полудрема, которая, прочем не мешала мне смотреть повешенный перед креслом телевизор и разговаривать с врачами. Я чувствовал, что они копаются у меня на затылке и на темени, но ни боли, ни вообще какого-то дискомфорта не было. Время в этой эйфории прошло, как ни странно, для меня незаметно, и первый день операции был закончен.

Добравшись до гостиницы, расположенной неподалеку, я зашел в буфет и за ужином решился все же выпить 50 граммов коньяка – как говорится, за успех операции и в качестве снотворного, поскольку «коктейль» перестал действовать, и спать не хотелось совсем. После это я благополучно улегся и тут же уснул.

Утром я проснулся от того, что было явно неуютно. Подняв голову, я увидел, что полотенце, которое я на всякий случай положил на подушку, было испачкано кровью, хотя вечером этого не было. На нем я обнаружил несколько прилипших пересаженных волос.

Добравшись до клиники, я в первую очередь рассказал о случившемся.

— А мы тебя предупреждали! Вот тебе и результат. Не будешь соблюдать правила – вообще ничего не приживется.

Получив такой весьма наглядный урок, я даже не нашелся, что и сказать. А вы, просто сделайте выводы, если решитесь на пересадку.

Следующий день не сильно отличался от первого. Меня так же переодели в специальный медицинский костюм, дали таблетку и коктейль, обезболили затылок. Только, как вы помните, 2 марта мне делали так называемый «лоскут» - то есть вырезали кусок кожи с затылка.

Боли не было никакой, но психологически я чувствовал, что с меня снимают скальп. Очень не понравился звук. Но это ведь мелочи по сравнению с шевелюрой?

После этого мне обезболили переднюю линию волос, которая тоже сильно нуждалась в коррекции. Полоску вырезанной кожи унесли в лабораторию, поместив в специальный раствор. Там уже сидела целая бригада специально обученных лаборантов, которые резали эту полоску, отделяя и выбирая графты, не повреждая их. Эти графты в чашке со специальным раствором подносились врачам, а они делали надрезы и «сажал» их в лунки. В общем, у меня на голове происходило что-то очень похожее на манипуляции в сельском хозяйстве при посадке семян. За второй день врачам удалось пересадить мне еще 2000 графтов плюс к 1500, которые были сделаны методом ТФИ.

Меня отпустили в гостиницу, и сказали, что завтра можно ехать в Москву. А Федоров в этот же вечер отбыл в аэропорт и улетел в в Ирландию. Ночь в гостинице прошла без приключений. Утром следующего дня я благополучно доехал до Московского вокзала, где за 2200 купил билет на «Сапсан» и через несколько часов был в Москве.

* * *

Все это, как вы помните, случилось в самых первых числах марта этого года. Меня честно предупредили, что вначале будет дискомфорт, связанный с взятием лоскута – кожа головы будет чувствовать натянутость еще в течение примерно месяца-двух. В зоне пересадки возможны локальные фолликулиты – воспаления. Даже небольшая ранка, как вы по себе знаете, дает порой нагноения. А тут – довольно большая раневая поверхность. И еще меня предупредили, что практически наверняка будет отек верхней части лица.

Однако бояться было уже поздно. Если честно, то я уже не столько думал о волосах, сколько чувствовал некую победу над собой, втайне гордился перенесенными испытаниями и был готов пройти их дальше. Впрочем, выхода-то уже и не было.

Натянутость кожи на голове меня не беспокоила. Вероятно, это индивидуальная особенность, и зависит от того, много ли лишней кожи на голове и от ее подвижности.

Открою небольшую тайну: когда мы еще только принимали решение о моей поездке в Питер и общались с Федоровым по скайпу, он советовал мне делать упражнения, которые позволят растянуть кожу головы. Они простые. Нужно было брать себя за волосы и тянуть кожу – одной рукой в одну сторону, другой - в другую. Не могу сказать, что я выполнял эти упражнения регулярно и по 10-15 минут в день, как предписывалось, но время от времени тянул кожу. Вероятно, это сыграло свою роль и при заборе лоскута, и при дальнейшей реабилитации.

Зона, сделанная методом ТФИ, практически не беспокоила, хотя там, судя по ощупыванию пальцами, образовались некие пупырышки. Было такое ощущение, что пробиваются ростки. Но я знал, что это только казалось! Меня предупредили, что все посаженные волосы… выпадут. Не удивляйтесь! Выпадал старый волос. А прижившийся волосяной фолликул давал новый рост. В этом, собственно, и есть суть пересадки.

Что же касается шва, то вот тут были проблемы. Он чесался, это раз. Далее – на нем возникали воспаления, и это доставляло дискомфорт. Это было связано с тем, что некоторые волосы прорастали сквозь шов. Так по крайней мере мне казалось. Впрочем, локальные воспаления легко снимались раствором перекиси водорода. Главное, о чем меня предупредили – это не мазать никакими заживляющими мазями типа солкосерила. Воспаление при этом может пойти внутрь кожи.

За исключением этих мелких неудобств, все было терпимо, даже отек, который, как и обещали хирурги, появился через несколько дней. Сначала опух лоб, в результате чего я стал отдаленно напоминать сам себе Ленина, а через пару дне отек сполз на нос и веки, и тут уж я себя вообще ни с кем сравнить не мог. Впрочем, поскольку я ношу очки с затемненными стеклами, заметно это практически не было. А через неделю все это совсем прошло, и мои друзья в ГКБ 67 сняли мне швы с затылка.

Мой новый облик прижился в окружении. Если бы это было время 90-х, то я бы вообще ничего не менял и не отращивал волосы. Иметь такой прикид, да еще с шрамом во все голову тогда было не просто круто, а практически гарантией успеха в любых переговорах с братвой.

Нужно было примерно три месяца для того, чтобы выпавшие старые волосы сменились на новые. Потому я приобрел машинку для стрижки волос, которая позволяла стричь их под «ноль», оставляя 0,1 мм. Два раза в неделю я убирал ей все выросшие волосы, и теперь с уверенностью могу сказать, что могу работать парикмахером при любом военкомате.

Я настолько привык к своему новому облику, что мне с трудом далось решение перестать снимать волосы два раза в неделю. Однако, 31 мая, то есть как раз через три месяца после операции, я спрятал машинку в шкаф и начал отращивать шевелюру.

Любой промежуточный процесс неприятен. То есть период от того, как ты начинаешь делать ремонт до того, как ты его заканчиваешь, никому показывать нельзя. С волосами так не получается. Ты вынужден появляться среди людей, и сделать перерыв на 3 месяца нереально. В общем, самым некомфортным был июль. Я даже не знаю, как литературно описать читателю свою голову, поэтому делать этого не буду. Как и показывать фотографии этого месяца. Но в августе…

В августе все стало лучше. И потом улучшалось с каждым днем. Даже короткая прическа в середине августа выглядела уже вполне и вполне. То есть по сравнению с тем, что было до пересадки – лучше на порядок. И волосы продолжали расти, появлялись новые. А в сентябре я уже в первый раз посетил парикмахера, который был весьма удивлен, откуда у меня все это появилось.

Мы постоянно продолжали общаться с Федоровым по видеосвязи, и он был очень доволен полученным результатом.

— Оценить эффект мы сможем через год, то есть в начале весны 2016-го , — сказал он. — Когда приедешь делать вторую процедуру.

— А будет еще и вторая, и третья? — уже не испугался я.

— Нет, — улыбнулся он. — Двух вполне будет достаточно, чтобы ты выглядел отлично. Дорогу к нам в Питер ты ведь уже знаешь.

Конечно, знаю. И обязательно туда поеду в начале следующего года. А о результатах наш читатель, как всегда, узнает первый – честно и без утайки. Помните, что Сергей Федоров когда-то сказал мне, что не надо бояться белых медведей? И, как видите, он меня не обманул.

Ну, что ж, смотрите, как все это выглядело - как говорится, в картинках!







С. Кириченко

Подолжение следует...



Часть 1

Акция! Новогодние скидки!

Специальные цены на пересадку:

  • от 60 руб. за графт на операции лоскутным способом
  • от 85 руб. за графт на операции методом ТФИ
ВОЛОСЫ.ру представляют:
Пресса
Врачи