Сергей Федоров: не надо бояться белых медведей

"Москва и москвичи", 27 декабря 2014 года.

Как ни крути, но рассказать эту историю от третьего, возможно и не существующего лица, как это зачастую делается в журналистике, не удастся. Если так сделать, то этот материал потеряет ту ценность, которую предполагалось заложить изначально, и он станет совершенной безликой рекламной статьей, которых в газетах, журналах, интернете, на радио и телевидении несметное количество. Поэтому я, генеральный директор и основатель нашего издания, буду рассказывать о себе: честно и подробно.

Потерю волос я впервые заметил в 34 года. До этого у меня была великолепная шевелюра, и волосы никогда не выпадали. Я хорошо помню, как однажды когда я завязывал шнурок у ботинка, мне сообщили, что у меня просвечивается макушка. Внимательно рассмотрев при помощи двух зеркал свой затылок, я действительно нашел едва заметное поредение.

Мне показалось, что тревогу бить рано, я еще несколько лет я вопросом не занимался, хотя зачастую замечал, что на подушке остаются волосы. Люди относятся к проблеме потери волос по-разному. Большинство мужчин ей не занимается, поскольку лечение, вернее попытка сохранения волос, задача сложная, весьма недешевая и полученный в случае успеха результат нужно поддерживать все время. Именно по этой причине я, как и все мои товарищи по несчастью, начал лечиться не сразу.

Первое место, куда привела судьба, был институт Красоты на Арбате. Прежде это было практически единственное место в Москве, где занимались подобными проблемами. Помнится, были назначены процедуры; делали нечто прижиганий жидким азотом мест облысения, а также обработку их какими-то секретными мазями. Вполне возможно, что все это несколько затормозило процесс, но новые волосы на местах их потери, увы, так и не выросли. После этого проблема была вновь заброшена на несколько лет – не то, чтобы она перестала волновать, но просто было не понятно, что же делать дальше.

Честно говоря, я уже точно не припомню, как судьба свела меня с Владиславом Ткачевым, которые занимался проблемой сохранения и роста новых волос. На самом деле понравились результаты, которые он мне показал в качестве образцов своего труда и исследований. И я снова решил попытать счастья и вернуть себе былую роскошь своей молодости. К этому времени шагнуло вперед не только время, но и арсенал препаратов, которые использовались врачами-трихологами. И Влад был в этом плане человеком уникальным. Он умудрился собрать в своей маленькой лаборатории по росту волос целый комплекс уникальных препаратов, которые давали хороший результат. Надо сказать, что сейчас лаборатория превратилась в целый учебный центр, специалисты которого ежегодно обучают сотни специалистов по росту и сохранению волос.

Комплекс, пройденный у Ткачева, дал определенный эффект и продержался несколько лет, но волосы все равно не закрыли макушку, кожа на которой просвечивалась уже совсем явно. Для того, чтобы справиться с проблемой окончательно, нужно было начать пить определенные лекарства, в частности, финастерид, а также обрабатывать голову препаратом «Регейн» - под этой торговой маркой продавался 5%-ный раствор миноксидила. Однако делать мне этого не хотелось по нескольким причинам. Во-первых, таблетки эти не обещали отсутствия нежелательных побочных эффектов, а от обработки головы миноксидилом волосы всегда выглядели грязными, что не доставляло удовольствия. В общем при таком вялом лечении нужный эффект так и не был достигнут, хотя нельзя не признать, что процесс притормозить все же удалось.

И вот, когда после очередного перерыва я снова увиделся с Ткачевым, то он, осмотрев мою голову, произнес то, о чем я и сам давно догадывался – пересадка. Данный вопрос я изучал и ранее, но слышал самые разные мнения. Реклама, которую дают по радио и телевидению, как вы сами понимаете, я отверг сразу, хотя вполне допускал, что в рекламируемых структурах работают достойные специалисты высокого класса. Только вот общая система недоверия к рекламе в очередной раз сыграло решающую роль. Когда по радио или телеканалу через слово вдалбливают одну и ту же, уже совершенно неправдоподобно и глупо звучащую фразу, согласитесь, что недоверие возникает как-то само собой. Поэтому я начал действовать так, как и всегда в таких случаях – искать среди своих знакомых медиков людей, которые данную проблему могли бы решить или дать свою рекомендацию к кому можно обратиться.

Такая схема работает куда лучше любой рекламы. Во-первых, не нужно тратить кучу времени на обзвон организаций и бестолковые переговоры, пустые поездки. А, во-вторых, и это главное, в виде того, кто рекомендует, появляется человек, который берет на себя некую ответственность за хороший результат и является своеобразным гарантом успешного итога. Области медицины это касается в меньшей степени, поскольку гарантий на все сто тут дать не может вообще никто, и тем не менее … Итак, первый вопрос на эту тему был задан естественно тому, кто и произнес слово «пересадка» - Владиславу Ткачеву. Он, надо сказать, человек весьма осторожный во всех отношениях, а что касается прогнозов лечения – тем более. Однако тут он, практически не задумываясь, назвал мне фамилию Сергея Федорова. В ответ на встречный вопрос он сказал, что это питерская клиника, и на сегодняшний день лучшей он не знает. Ткачев пообещал мне связаться с Федоровым и взял на это тайм-аут на несколько дней, поскольку тот работает в основном за границей, а в Питер прилетает два раза в месяц.

Через пару дней Ткачев дал мне контакт Федорова в виде адреса электронной почты, куда я написал довольно длинное письмо, рассказав о себе, своих проблемах и предложениях. В ответе на мое письмо Федоров прислал мне свой скайп. Буквально после первого разговора я понял, что его рассказы нужно записывать и публиковать, поскольку богатейший материал, собранный Сергеем, должен принадлежать не только ему, но и обществу. Касается это не только проблемы наличия и отсутствия волос, но и психологии, и жизни в целом.

Итак, несколько слов о самом Сергее Федорове. Родился в г.Славянске, Украина. Сейчас Сергей с болью вспоминает счастливое советское детство, проведенное в этом городе. Кто бы мог тогда подумать, что через десятилетия его охватит пожар гражданской войны?..

С детства Сергей увлекался двумя вещами – театром и медициной. Театральные кружки буквально стали его вторым домом. А когда в школе началась биология, то они с товарищем обложились не только школьными учебниками, а более серьезной литературой, которая практически довела их да препарирования лягушек, и если бы юным исследователям удалось перебороть страх и брезгливость, то они бы непременно это сдали, поскольку даже достали для этого инструменты. В итоге тяга к искусству все же победило медицину, и Сергей поехал поступать в Москву в театральное училище.

Отец Сергея был москвич, поэтому с жильем и прочим проблем не было. Однако, как и нетрудно было предположить, ни в «Щепке», ни в «Щуке» Федорова особо не ждали – в 60-е годы прошлого века все хотели стать космонавтами, на худой конец - артистами или учеными. Кому это не удавалось, считали своим долгом служить в армии – тогда это было почетно, и никто от военкомов не бегал. Вспомните хотя бы фильм «Максим Перепелица». Так вот так было не только в кино, а в реальной жизни.

Сергей Федоров не был исключением. Он реально считал, что, не поступив в театральный ВУЗ, он должен стать мужчиной и пройти начальную армейскую школу, тем более, что отец и мать были военными и прошли всю войну. И вот только после службы Сергей все же поступил в медицинский институт в Ленинграде. Служба в армии все же создала перевес в сторону медицины – от идеи стать профессиональным артистом он отказался, хотя по сей день им остается, но несколько в другой области.

Став хирургом, Сергей переехал во Всеволожск, пригород Ленинграда, и начал трудиться хиругом центральной районной больницы. Там он проработал несколько лет, набрался опыта и вот после этого началось самое интересное: волей судьбы Федоров стал судовым врачом. Путешествия забрасывали его в самые разные уголки нашей планеты, а однажды ему даже довелось поработать в Антарктиде в составе полярной экспедиции. Кстати, именно там ему пришлось в полной мере прочувствовать на себе универсальность профессии судового врача, поскольку первым пациентом у него стал полярник с больным зубом, и зуб этот пришлось удалять. Не будучи стоматологом, Федоров справился с этой задачей на пятерку. Об антарктических приключениях Федорова можно написать отдельную книгу. Слушая его рассказы о морозах, пингвинах, жизни и быте полярников, входивших в состав 40-й антарктической экспедиции, создается ощущение, что ты сам побывал за Полярным кругом.

Экспедиция в Антарктиду стала для Сергея и еще одной точкой отсчета, так как сразу возвращении из нее, ему раздался звонок с приглашением от коллег по работе съездить в Америку к доктору Вульфу, который занимался пересадкой волосяных фолликулов. Процедура подразумевала элемент микрохирургии, а это интересовало Федорова еще с институтских времен. Поездка состоялась, и в результате Сергей и двое его товарищей начали работать по этой технологии. И весьма успешно! А через год Бредли Вульф пригласил Сергея поработать у него в клинике. Почему его, а не кого-то из прочих российских учеников? Федоров признался, что до сих пор сам этого не знает. Вполне возможно, что еще во время обучения Вульф заметил особую аккуратность и тщательность в работе Федорова, а это при данной процедуре является фактически главной составляющей успеха.

Сейчас у Сергея своя небольшая клиника в Питере, и там работают специалисты, подготовленные уже им лично. Сам Федоров работает в основном в Ирландии, но обязательные «два раза в месяц» не пропускает никогда. Для его коллег они становятся своеобразными мастер-классами. И вещи, которые они творят в клинике, воистину удивительные – этого не увидишь в рекламе, а здесь – пожалуйста, в режиме реального времени. Клиника небольшая, но как говорится, мал золотник, да дорог.

Начав общаться с Федоровым, я был далеко не уверен, что приму решение пойти на такой шаг, как пересадка волос. Все же это операция, и когда Федоров рассказывал мне о ней в деталях, это только добавило сомнений. Однако, видя перед собой живой пример, я имею в виду самого Сергея, который на себе лично испытал эту процедуру, то сомнения потихоньку рассеивались. Да и технология, которой Федоров владеет в совершенстве, позволяет достичь практически гарантированного результата. А когда я сказал ему, что боюсь, то он засмеялся и сказал, что бояться белых медведей не надо, потому что их в Антарктике нет.

В общем, мы решили, что в начале следующего года встретимся в Питере в его клинике. А что из этого получится, наш читатель обязательно узнает об этом первый.

Сергей Федоров (слева) с коллегами за работой

С. Кириченко



Продолжение: Часть 2

Акция! Новогодние скидки!

Специальные цены на пересадку:

  • от 60 руб. за графт на операции лоскутным способом
  • от 85 руб. за графт на операции методом ТФИ
ВОЛОСЫ.ру представляют:
Пресса
Врачи