Интервью с Доктором Кеном Вашеником, директором Адеранского Исследовательского Института

Доктор медицины профессор Кен Вашеник ранее занимал пост Директора Кафедры Дерматофармакологии в Школе Медицины Университета Нью-Йорка

Др. ВашеникВопрос: Расскажите вкратце о том, что составляет Адеранский Исследовательский Институт.
Др. Вашеник: АИИ был официально открыт 1 июля 2002 года. У нас есть лаборатория в Филадельфии, где работает Курт Стэн, наш главный научный директор. В университете Пенсильвании мы занимаем пространство для биотехнических инкубаторов. И в то же время, в Атланте располагается лаборатория, где работает биоинженерная группа.

Вопрос: Кто и что делает в этих лабораториях?
Др. Вашеник: Группа из Филадельфии занимается биологическим аспектом молекулярных клеток, а команда из Атланты исследует, каким образом надо брать эти клетки и как правильно переносить их на голову пациентов, чтобы получить предсказуемый результат.

Вопрос: Так называемая группа "Биоамид" - часть команды из Атланты?
Др. Вашеник: Да, это бывшая группа "Биоамид", которую мы приобрели и скомбинировали с другой научной группой, работавшей с Куртом Стэном.

Вопрос: Когда вы присматривались к "Биоамиду", они уже работали над своими собственными проектами. Разрешили ли вы им продолжить начатое или отвлекли их для работы над тем, что вам казалось главным на тот момент?
Др. Вашеник: Я бы сказал, и то и другое. Мы просто расширили границы их деятельности при помощи ученых из Филадельфии, вовлекая обширные знания группы Курта Стэна о клеточной биологии, хотя основная концепция осталась той же.

Вопрос: Главная причина возникновения этого вопроса - это информация о том, что они имеют уже существующий патент на процедуру, в рамках которой они впрыскивают клетку под кожу в качестве прародителя волосяного фолликула. Это был очень интересный проект.
Др. Вашеник: Да, они всё ещё работают над этим и над другими интеллектуальными замыслами, возникшими до того, как мы стали работать вместе.

Вопрос: Насколько успешен был тот проект.
Др. Вашеник: Если вы взглянете на общественные публикации, касающиеся этой технологии и клонированию волос, существует только два случая, когда это было сделано с человеческим волосом. Первый был Колин Ягода, который представил статью и напечатал публикацию в журнале "Природа", и другой - Том Бэрроуз из "Биоамида", который представил статью на биоинженерной конференции в Швейцарии в 2001 году. "Биоамид" вырастил волосы на одном пациенте, используя культивированный дермафолликулярный фибробласт или дермальные бугорочные клетки. Таким образом, эти люди - единственные, кто, взяв человеческие клетки, культивировал их и впрыснул назад человеку, получив при этом рост нового волоса.

Вопрос: Было ли это фолликулярное возникновение создано из ничего, или это была реактивизация существующего латентного (спящего) фолликула?
Др. Вашеник: Это было, действительно, фолликулярное возникновение, созданное из ничего. Но ещё существуют некоторые недоработки, которые мешают сказать, что это будет работать для всех с одинаковым успехом. Мы не знаем, сможет ли хирург, сажающий прародителей клеток около латентного фолликула воскресить его. Я бы предпочел положительный результат для каждого случая, потому что тогда бы мы не волновались на счет направления пересаженных волос, их расположения и натурального внешнего вида. Это, конечно, мои фантазии, но, я думаю, фолликулярное возникновение может существовать.

Вопрос: Когда была сделана эта процедура и была ли она представлена на одном из членов вашей группы?
Др. Вашеник: Нет, это был обычный пациент, а процедура была проведена лишь год назад.

Вопрос: Был ли замечен рост волос с тех пор?
Др. Вашеник: Нет, волос больше нет. Они были срезаны для изучения и проанализированы для сбора информации и исследований, поэтому мы не могли оставить их для дальнейшего роста.

Вопрос: Неужели было менее важным оставить их на голове пациента, чтобы проследить за их циклом?
Др. Вашеник: Это абсолютно важно. Без сомнения, это станет следующей ступенью исследований. Следующий раз мы оставим волосы на голове пациента. Когда в будущем выращивание волос таким образом станет рутинной процедурой, никто из пациентов не захочет жертвовать своими новыми фолликулами для исследований. В грядущем времени мы сможем оставить новые фолликулы внутри и следить, будут ли они иметь цикл. Решится важный вопрос - после трёхлетнего цикла анагеновой, катагеновой и телогеновой стадий - вернётся ли процесс в анагеновую стадию снова.

Вопрос: Говоря о том эксперименте, какие клетки были использованы в качестве прародителей фолликул волос?
Др. Вашеник: Дермальные бугорочные клетки или дермафолликулярный фибробласт.

Вопрос: В настоящих исследованиях вы используете то же самое?
Др. Вашеник: Наша настоящая деятельность включает работу с большим количеством разного типа клеток и их комбинаций, вместо того, чтобы работать только с одним типом. Мы исследуем, что наиболее постоянно заставляет волосы расти.

Вопрос: Это ваше личное мнение, что только комбинация или коктейль из клеток даёт наилучший результат?
Др. Вашеник: Да, я думаю, что должен быть обмен между клетками. Что мы действительно стараемся сделать, так это удвоить то состояние, когда фолликул волоса только находится в зародыше. И это получается как результат взаимодействия химических элементов между разными клетками. Так химические элементы обмениваются между кератиноцитами в эпидермисе и фибробластами в дермисе. Они сообщаются взад - вперёд, и некоторые из этих молекул уже были идентифицированы, а некоторые ещё нет. Проблема состоит в том, как это успешно завершить.

Наиболее лучший исход - заставить эти клетки сообщаться. Но какой самый разумный путь? Один - собрать эти клетки вместе и посмотреть, какой процент каждой группы нам нужен. Другая возможность - вводить чистую популяцию фибробластов и заставить их сообщаться с кератиноцитами, которые уже есть в организме. Это и есть тема для изучения. Нам могут понадобиться сразу оба элемента или только один, который будет взаимодействовать с клетками, которые находятся в вашей коже.

Вопрос: На каком этапе развития зародыша имеет место развитие фолликула волоса? И я знаю, что это противоречивая тема, но научились ли вы чему-то, изучая сами зародыши?
Др. Вашеник: (Смеясь) Более, чем противоречивая. Этого никто не может сказать. На самой ранней стадии беременности. Не существует пути проверить это. Да нам это и не надо. У нас есть возможность учиться всему, что мы должны знать о клеточной культуре в лаборатории.

Вопрос: Я просто подумал, если бы могли проверить ткань в определённый период становления фолликула, то смогли бы точно сказать, что происходит, вместо того, чтобы строить предположения.
Др. Вашеник: Ну, вообще-то, это было сделано годы и годы тому назад путём изучения зародышей, которые умерли в разные периоды времени, поэтому довольно хорошо известна морфология, гистология и анатомия того, что происходит. Одна лишь вещь неизвестна - какой химический обмен имеет место. Если вы взглянете в книги по дерматологии, то увидите, что формирование и структура фолликула очень хорошо описана и задокументирована. Всё начинается с того, где ничего не было, а только ровная поверхность кожи, и, затем мы получаем конденсацию или группирование клеток в дермисе, который на самом деле является отдаленным напоминанием группы клеток под ровной поверхностью эпидермиса, который называется эктодерм. Таким образом, так называемое дермальное скопление и является самым зачатием дермальной папиллы. А когда этот процесс начинается, то напоминает сценарий присказки о курице и яйце, потому что никто не знает, или эпидермис ставит условия для формирования скопления, или конденсация возникает сама по себе и после этого ставит условия для эпидермиса. Но первую вещь, которую вы можете видеть морфологически в формировании фолликула волоса - это конденсация или группирование. Затем вы получаете то, что называется почкой или зачатком формирования, которая просто растёт под кожей и называется волосяной сумочкой. Это очень раннее пальцевидное углубление в эпидермисе, которое растёт вниз по направлению к этому группированию фибробластов, и затем это соединяется и постепенно развивается в дермальную папиллу и волосяной фолликул.

Вопрос: Том Бэрроуз и его команда, будут ли они использовать полимерные матрицы, чтобы имплантировать эти клетки в кожу?
Др. Вашеник: Да, и это как раз та тема, над которой они работают. И если вы собираетесь вводить клетки в кожу, то проблема состоит в том, как вы это будете проделывать. Конечно, да, вам необходимо будет иметь определенный тип матрицы или вспомогательный материал для того, чтобы познакомить, так называемый, прародитель фолликула с кожей. Практически, вы почти создаёте свою собственную волосяную почку, поэтому клеткам необходимо нечто связующее.

Вопрос: В надежде, что это всё сработает, как вы узнаете, что вы получили сигнал для начала процесса?
Др. Вашеник: Наибольшим беспокойством является тот факт, что если вы собрали все части вместе, сработает ли это. Это почти также, как если бы вы собрали все части от автомобиля в своём гараже и думали, станет ли из этого формироваться машина или по - прежнему останется всё той же кучей запчастей. Таким образом, каждый из исследовательской группы склоняется к натуральному разрешению этой задачи, поэтому все как один уверены, что если ввести клетки правильно, то они сами выберут нужный путь. А если вы посчитаете, что это не верно, и будете регулировать субстанции, то всё это намного усложнит процесс и сделает невозможным делом предсказание результата. Существует большое количество факторов, которые были неучтены в прошлые годы, такие как Wnt и Бета-катенин, Lef-1 и другие, как Noggin и Sonic Hedgehog, которые имеют отношение к росту волос. Таким образом каждый из них имеет определённую роль в формировании фолликула волоса, и мы надеемся, что когда вы собираете все клетки вместе, они сами решают когда и как начать регулировать нужные субстанции.

Вопрос: Имеет ли отношение заболевание, такое как рак кожи, к появлению этих новых клеток?
Др. Вашеник: Переживания по поводу возникновения раковых заболеваний кожи происходят из самих факторов регуляции. Например, мы знаем, что проявление Sonic Hedgehog, которое известно как важное составляющее в волосяном фолликуле, также известно как фактор в людях с заболеванием, называемым Basal cell nevus syndrome (Базальный невус). У этих людей растёт в организме бессчётное количество базальных раковых клеток и среди них Sonic Hedgehog. И когда мы проделали работу с Wnt вместе с Бета- катенином и Lef-1, где они показали, что если вы сверхпроизводите протеины регуляции, то вы можете получить эти новообразования (опухоли), называемые Pilomatricomas Это было бы проблематично, если бы вам было необходимо привнести молекулы регуляции извне, потому что очень тяжело определить точное время и точное количество этих молекул, нужное клеткам. Вот поэтому та работа, что была проделана, дала почву для предположения, что вам не надо будет привносить эти факторы, так как организм сам выработает их в нужном ему качестве и количестве, поэтому всё это не должно быть темой для переживаний. Всё будет зависеть от того, как эти клетки будут взаимодействовать вместе друг с другом.

Вопрос: Много ли вы сделали исследований на тему того, что случается, если вы соединяете и культивируете эти клетки вместе?
Др. Вашеник: Да, есть люди, которые работают над этим, и одна из исследуемых тем такова - что случается, если вы соединяете вместе фибробласты и кератиноциты, и культивируете их; и между какими химическими элементами происходит обмен. Нам надо увидеть, какие пути выбраны этими клетками и можем ли мы начать индукцию волосяного фолликула.

Вопрос: Некоторые люди имеют диффузный тип облысения, другие - стандартный мужской тип облысения. Кто является наилучшим кандидатом для фолликулярного неогенезиса или для техники клонирования волос?
Др. Вашеник: Немногим раньше существовала система, которая называлась аутографтия, при которой брали клетки определенного человека, культивировали их и возвращали назад тому же человеку. В тех случаях, возможно, это не имело успеха у людей с диагнозами Алопиша Ареата, Алопиша Универсалис и Алопиша Тоталис, потому что это все эти заболевания являются заболеваниями иммунной системы, а не волос. Но люди со шрамами или с Андрогенетической Алопишей, люди с врожденной скудностью волос или с ожогами - они являются подходящими для такого типа процедур. Как факт, это работает даже на тех, у кого нет никакого заболевания, а только желание иметь более густую шевелюру.

А дилемма с диффузным типом облысения такова - вы можете выбрать клетки с задней части головы, но они всё равно будут иметь возможность к будущему утоньшению. Но это необязательно плохо, так как приобретённые волосы будут долгое время у вас на голове, прежде, чем вы потеряете их. Обычно проходит двадцать лет после полового созревания до тех пор, когда человек становится полностью лысым.

Вопрос: Если у них шанс повторить процедуру после того, как они потеряют те волосы?
Др. Вашеник: Абсолютно. Они могли бы вернуться, скажем, в следующие два года и получить имплантацию следующих 10 тысяч "волосяных семян".

Вопрос: В будущем, когда будут проводиться такие процедуры, сколько надо будет ждать, чтобы увидеть рост новых волос? Я имею в виду период от того, когда будут имплантированы "волосяные семена" или "прародители волоса" до того, как они начнут заметно прорастать?
Др. Вашеник: Думаю, около трёх месяцев.

Вопрос: Когда эта техника начнет набирать обороты, вы всё ещё будете продолжать делать традиционные трансплантации и не пропадёт ли в них нужда?
Др. Вашеник: Я думаю, когда первое поколение такой техники выйдет в свет, всё ещё сохранится нужда в традиционных трансплантантах, например, в людях с прореженной или скудной линией волос, но тогда, во время процедуры, их клетки будут собраны для того, чтобы пациенты могли вернуться тремя - четырьмя неделями позже и получить дополнительный объём волос путём имплантирования клеток. А тем, кто уже обладает хорошей линией волос и хочет просто увеличить их объём, мы сможем культивировать клетки и имплантировать их.

Вопрос: Как на счёт следующих поколений такого вида лечения? Что вы сможете нам предложить в будущем? И когда это станет возможным?
Др. Вашеник: Следующей ступенью развития этой техники, которая, я думаю, наступит от одного до пяти лет спустя, станет возможность использовать клетки других людей. Вы сможете приобрести клетки из, так называемых, банков, как, например, банк крови, и имплантировать их любому человеку. Так вы сможете выбрать тот цвет и тип волос, который вам больше нравится. Некоторые исследователи думают, что процедура "от-человека-к-человеку" или аллогенная процедура выйдет в свет быстрее, чем аллопатическая. Эта тема - многообещающая из-за того, что всё в ней последовательно. Когда у вас много разных пациентов, с которыми вы имеете дело, вы получаете вместе с этим различные вариации из-за индивидуальных особенностей. Но когда вы работаете с одним и тем же фолликулярным фибробластом всё время, вы уменьшаете количество вариантов, тем самым получая более постоянный результат.

Вопрос: Не будет ли это проблематично из-за того, что каждый раз, когда вы создаёте новое поколение клеток, вы теряете какую-то информацию или особенность. Будет ли это влиять на ограничение числа использования одного и того же набора клеток?
Др. Вашеник: Вы, возможно, потеряете какие-то индуктивные свойства фолликулярного фибробласта через несколько поколений или пассажей. И как я уже упоминал, необходимы факторы роста или химические элементы регуляции и протеины. Как факт, примерно десятилетие назад, был проделан опыт и затем напечатана статья, где авторы показывали, что вам необходима эта субстанция Wnt вместе с дермальным фибробластом для того, чтобы сохранить их индуктивный потенциал на определенный период времени. Но в той статье говорилось, что он был утерян уже через несколько дней, а не лет, поэтому, это очень важно. Я думаю, нам понадобятся химические элементы регуляции для того, чтобы сделать это возможным.

Вопрос: Я подумал, смог ли бы возникнуть рынок для людей, которые хотели бы продать свои фибробласты, наподобие того, где люди продают свои волосы на парики?
Др. Вашеник: Да, я думаю, это будет существовать, потому что нужен будет постоянный источник донорских волос, ведь заморозка может привести к потере индуктивного потенциала.

Вопрос: Будут ли фибробласты сохранять свойства донора или они будут приобретать особенности получателя?
Др. Вашеник: Это очень хороший вопрос, но давайте вернёмся к теме о донорской доминантности. Теория такова - вы берёте клетки у человека, который имеет толстые черные кудрявые волосы и пересаживаете пациенту с тонкими светлыми волосами; они вырастут толстыми черными и кудрявыми. Но это на сто процентов не доказано, но приходится догадываться, потому что мы знаем, если взять волосы с бороды у мыши и пересадить дермальные фолликулярные фибробласты на другую часть её тела, например, уши, то клетки вырастят бородные волосы на мышиных ушах. Это доказывает донорскую доминантность. Но существует большое количество исследований, которые рассказывают, что если вы берёте ранние зачатки фолликула и пересаживаете их, то вы, возможно, сможете притянуть особенности получателя (реципиента), а не донора. Но это не доказано.

Вопрос: Для того, чтобы ускорить процесс исследований, используете ли вы другие виды тканей в своих опытах? Если да, то как это может помочь в продвижении техники клонирования волос?
Др. Вашеник: Да, есть несколько областей, откуда мы черпаем информацию. Недавно была проведена интересная работа по выращиванию зубов. Зуб, довольно странным образом, очень сильно похож на волос, так же как и ноготь, поэтому мы ведем изучения именно в этих областях. Ещё одна группа занимается выращиванием хряща. Этот процесс, который был одобрен Федеральной Администрацией по Лекарственным Препаратам, заключается в том, чтобы забрать хрящ, скажем, из колена и вырастить несколько хрящевых клеток в лаборатории, затем впрыснуть их назад в колено. Но, к сожалению, это не одно и тоже, потому что в случае с хрящем мы не имеем дело с органом - а только с плоским слоем хрящевых клеток. Волосы - намного сложнее, потому что это - орган и они имеют трёхмерную структуру со множественными типами клеток. И это гораздо труднее воспроизвести. Но, без сомнения, опыты с различными видами ткани приносят ценную информацию.

Вопрос: Как вы думаете, сколько групп сейчас работает над клонированием волос?
Др. Вашеник: Кажется, что не очень много. Хотя, конечно, есть и такие, о которых мы не догадываемся, но, как вы знаете, общество по исследованию волос не такое уж гигантское. Все друг друга знают. Я бы мог предположить, примерно, шесть или семь групп, о которых я знаю. Они работают на таком же уровне, фокусируя внимание на самих волосах. Существуют ещё некоторые группы, которые заняты проектами неогенезиса органов и тоже делают какие-то исследования. Но только шесть или семь групп специфически исследуют только волосы.

Вопрос: Можете их назвать?
Др. Вашеник: "Кулэй" (Cooley), "Интрацитэкс" (Intracytex), "Йошизато" (Yoshizato) в Японии, "Гхо" (Gho), "Ангер" (Unger) - это те, о которых я знаю.

Вопрос: Вы что-нибудь знаете о докторе Сане из Университета Нью Йорка?
Др. Вашеник: Доктор Сан, так же известный как Генри Сан, который проделал продолжительную работу, похожую на ту, что сделали Доктор Роберт Лавкер из Пенсильвании и Джордж Котсарелис. Они сотрудничали и проделали, действительно, революционную работу в области клеточной биологии волосяного ствола. Генри Сан и Боб Лавкер, на самом деле, основали эту целую область и перенесли всю работу в область исследования глаза. Эпителий глаза, так же как и фолликул волоса имеют много схожих свойств и особенностей. Интересно, что фолликул волоса находится за пределами господства иммунной системы. То же самое и с глазами, поэтому мы можем делать имплантацию роговицы.

Вопрос: Почему мы не можем делать трансплантацию волос от человека к человеку?
Др. Вашеник: Проблема такова, что вместе с фолликулом переходят и кровяные клетки, жировые клетки и другая ткань. Поэтому вам необходимо иметь только сами клетки волоса, что представляется возможным при помощи аллогенной техники перемещения клеток. Возвращаясь к вопросу о Докторе Сане, Джордж Котсарелис, который был студентом Генри Сана и Боба Лавкера, является представителем следующего поколения людей, которые будут продолжать исследования кератиноцитовых клеток волосяного ствола.

Вопрос: Существует ли возможность для некоторых людей отдавать свои фолликулы, как для тех, которые жертвуют свои роговицы? Если освободить их фолликулы от постороннего, или, попросту, отмыть, можно ли будет их использовать?
Др. Вашеник: Я не вижу такой возможности, поскольку, было бы очень трудно избавить фолликулы от всего, что могло бы повлиять на их отторжение. Могли бы мы, просто, взять клетки у человека и использовать их? Мой ответ - возможно, но не нужно, при условии, если этот исследовательский проект завершится и выйдет в свет. Если у вас на теле останется хотя бы пара клеток волоса, мы сможем вырастить их столько, сколько нужно.

Вопрос: Существует ли ограничение густоты волос и объёма, сопряженное с фолликулярным неогенезисом?
Др. Вашеник: С клеточными трансплантантами вы сможете упаковать их так близко друг к другу, как это возможно и с обычными трансплантантами. Но вы сможете вернуться и добавить ещё клеток, чтобы сделать ваши волосы более объёмными. До тех пор, пока вы будете иметь место для посадки, ограничений не появится.

Вопрос: Долго ли будут продолжаться перерывы между операциями?
Др. Вашеник: Думаю, одну или две недели.

Вопрос: Каким образом будут имплантироваться клетки? С помощью шприца или какого-то специального инструмента?
Др. Вашеник: Всё точно также, как это происходит сейчас. Инструмент будет доработан. Но не думаю, что будет использоваться обычный шприц. Что кажется очень важным, так это где будут располагать клетки. Глубина должна быть правильной и постоянной на уровне микронов.

Вопрос: Будут ли возникать трудности при пересадке фолликул на линию волос? Будут ли волосы больше или меньше, и как на счет направления и натуральности линии волос?
Др. Вашеник: Сейчас ещё обсуждаются некоторые вопросы, которые будут решены прежде, чем техника выйдет в свет. Мы должны знать, существует ли определённая критическая цифра или масса клеток, которая должна быть введена для получения определённого диаметра волоса. Если так, мы сможем использовать это число для того, чтобы контролировать толщину волосяного ствола и делать линию волос более натуральной. Мы смогли бы даже удваивать фолликулярные соединения, располагая группы клеток вместе. Мы могли бы контролировать направление роста волоса.

Вопрос: Возможно ли вырастить фолликул в лаборатории и затем пересадить его, уже контролируя угол и направление?
Др. Вашеник: Не думаю. По причине того, что инкубатором для выращивания волос из клетки-прародителя - является человеческая кожа, но вы не можете воспроизвести её. Вам бы понадобилось найти матрицу, для того, чтобы там выращивать.

Вопрос: Не могут ли их выращивать в культивированной коже?
Др. Вашеник: Дело в том, что культивированная кожа, или кожа, которая была воспроизведена в стенах лаборатории имеет недостаточное количество придатков, таких как потовые железы, сальные железы и так далее. Этот придаточный материал и делает кожу похожей на человеческую. А та кожа, которая может вырасти в лаборатории на данный момент, состоит только из кератиноцитов. Вы правы в том, что фолликулы можно вырастить в культивированной коже, но прежде мы должны добиться, чтобы она была полностью похожа на человеческую всем своим придаточным материалом. Было бы замечательно, если кто-то смог бы культивировать такой идеальный инкубатор.

Вопрос: Хочу задать вопрос, ответ на который, очевидно, хочет услышать каждый. Сколько времени потребуется, чтобы развить и выпустить в свет технику клонирования волос или фолликулярного неогенезиса?
Др. Вашеник: Я бы сказал так - пять лет от начала процесса исследований в Адеранском Исследовательском Институте, который был открыт 1 Июля 2002 года; но я хочу, чтобы каждый знал, что это только мои предположения, всё может произойти гораздо раньше.

Вопрос: Через пять лет вы будете иметь готовый результат?
Др. Вашеник: Я думаю, что это реально - через пять лет после открытия АИИ мы сможем представить коммерческую продукцию или технологию. Сейчас я имею в виду, что исследования могут принять другое направление и всё изменится. Но разрешите мне объяснить, почему я сказал пять лет. Если вы придумали какую-то новую технологию, пройдёт три года прежде, чем она пройдёт через контрольный процесс. Я консервативен, поэтому обозначил такой период. На данный момент никто из исследователей точно не знает, какие ступени контроля Федеральная Администрация по Лекарственным Препаратам им предложит пройти, потому что это будет совершенно новый продукт. Поэтому я кладу три года на период контроля и два на время утверждения всего полного пакета технологии. После этого мы сможем приступить к клиническим пробам.

Вопрос: Существует ли такая возможность, что вы сделаете открытие на тему реактивации (воссоздания) фолликул быстрее, чем начнёте создавать их самих? Если так, то выйдите ли вы тогда на рынок раньше?
Др. Вашеник: Я скажу, что во время наших исследований мы обнаружили, что возвращая некоторые из клеток-прародителей назад в тело, мы тем самым реактивируем существующие фолликулы, которые, следовательно, не отличаются от трансплантантов. Возможно, эта техника выйдет в свет раньше. Так часто люди с облысением бывают разочарованы из-за чересчур оптимистических оценок докторов, а нередко просто бывают обмануты. Я хочу избежать этого. Хотя я полон оптимизма насчёт наших исследований, в то же время пытаюсь дать консервативную оценку. Если что-то появится через три года, а не через пять, никто не станет на меня злиться. Но если я скажу 3 года, а пять лет спустя так ничего и не будет выпущено, люди будут разочарованы и назовут меня обманщиком.

Вопрос: Вы думаете, что через два года вы, действительно, будете обладать эффективным средством? Я имею в виду, если "Биоамид" однажды уже сделал это, то через два года вы могли бы получить довольно последовательный результат?
Др. Вашеник: Да, "Биоамид" сделал это, хотя они почти совсем не имели средств, а Адеранский Исследовательский Институт располагает хорошим твёрдым бюджетом и наиболее продвинутой командой с высококвалифицированными специалистами. Насколько я знаю, никто из других групп, таких как, например, "Интрацитекс" не обладают специалистами такого уровня, хотя мы все принадлежим одному большому проекту. Я думаю, что через два года мы сможем получить результат.

Вопрос: Сколько человек работали в "Биоамиде" до того, как они стали работать с вами?
Др. Вашеник: Я думаю, четыре человека работали полный рабочий день над тем проектом, и плюс несколько человек, которые управляли процессом. Очевидно, исследовательский штат был очень ограничен.

Вопрос: Сколько людей составляет АИИ?
Др. Вашеник: Сейчас 8 - 10 человек работают в лабораториях, исключая администраторов, и мы постоянно добавляем новых людей по мере надобности. Это число людей работает над проектом полный рабочий день и они не испытывают финансовых проблем. Междисциплинарный подход, где каждая дисциплина в отдельности приносит свои плоды - это отличает Адеранский Институт от всех других.

Вопрос: Кто является координатором действий в группе?
Др. Вашеник: Шефом научной работы является Курт Стен, он управляет исследовательским проектом. Я - исполнительный вице президент медицинских и научных мероприятий, поэтому я присматриваю за направлением целого проекта с его научной и клинической базой. Таким образом, мы оба ответственны за продвижение проекта день за днём. Но каждый из исследователей может начать и управлять своей собственной исследовательской программой. То, что стараемся сделать мы с Куртом - не держать людей в уздечке, а давать им свободу для работы над теми проектами, которые они сами считают успешными. Затем они используют накопленную ими информацию в научной работе.

Вопрос: Они имеют неограниченное время для своих исследований?
Др. Вашеник: Нет, потому что наше главное исследование имеет целенаправленный характер. Мы сосредоточены на очень узком аспекте в нашей компании. С нами работают некоторые люди, которые уже делали исследования в других отраслях. Сейчас они имеют специфические конкретные цели - достигнуть определённого результата в фолликулярном неогенезисе в сжатые сроки.

Вопрос: Если всё завершится удачно, вы предложите технологию группе Босли или любому, кто заинтересуется и купит её?
Др. Вашеник: Поскольку работа ещё не завершена, я не могу сказать. Но так, как я себе представляю будущее, я сомневаюсь, что использование технологии будет ограничено только стенами офиса группы Босли. Все, кто занимается трансплантацией волос, смогут ей воспользоваться.

Вопрос: Когда вы сделаете определённый прорыв, вы собираетесь напечатать громкую статью или предадите всему таинственный характер?
Др. Вашеник: Одно я знаю точно - мы не будем публиковаться, пока картина не станет полностью ясной. Мы преследуем несколько целей в исследовании, иногда это - исследование и образование, но в данном случае - научно-исследовательская работа. Мы должны достичь эту цель, а написание статьи - не столь важно. Это можно сделать и много позже.

Вопрос: Когда вы начнете проводить пробы, откуда вы возьмёте пациентов? Смогут ли вам помочь некоторые вебсайты, например, как наш?
Др. Вашеник: Да, когда мы начнём проходить контрольные испытания, какие бы они не были, мы, если возможно, обратимся к вашему и другим вебсайтам, то есть к людям, которые ищут и ждут новостей в области трансплантации волос.

Вопрос: Какие средства были инвестированы в эту кампанию? Я слышал, около полумиллиона долларов, это правда?
Др. Вашеник: Количество средств, которое было вложено в эту затею, намного превышает названную вами сумму. Но я не могу назвать точное число, потому что по мере развития проекта, если нужны деньги, то они всегда есть. Одно могу заявить точно - эта сумма гораздо больше, чем полмиллиона.

Вопрос: Значит это не просто очередной приём для повышения авторитета Босли?
Др. Вашеник: Нет, ведь это серьёзные инвестиции. Эти люди не имеют ничего общего с вашим заявлением. Они сделали великую научно- исследовательскую работу. Существует большое количество компаний, которые делают всякого рода изучения ради того, чтобы увидеть их имена на продукции, или тех, которые инвестируют пару тысяч долларов в исследования, говоря, что они поддерживают научно-исследовательскую работу. В нашем случае, это совершенно другой подход - искренний, добросовестный и подотчетный.

Вопрос: Чья же это была идея - начать такой проект?
Др. Вашеник: Я не знаю, кто начал его, но я много думал, почему АИИ нанял меня, чтобы стать директором группы. Есть несколько причин, по которым они приняли меня на борт. У меня долгий опыт исследовательской работы в областях фармакологии, эндокринологии, и в области роста волоса. Немаловажную роль сыграла моя степень кандидата наук. Но самой специфической причиной, думаю, послужило моё желание создать институт исследования волоса.

Вопрос: Прежде они не задумывались об этом?
Др. Вашеник: Конечно задумывались. Но в самой первой дискуссии с ними, я рассказал о своих фантазиях. Я верил и верю в то, что это будущее в области трансплантации волос.

Вопрос: Я думаю, что это замечательно, когда компания такого финансового значения взяла на себя обязательства по внедрению проекта, который займёт в десять раз больше времени, чем дюжина маленьких открытий.
Др. Вашеник: Да, такого ещё не было. Таких обязательств в области восстановления волос не брал никто. Без особого отношения к своей работе, без невероятных усилий их было бы невозможно выполнить.

Вопрос: И последний вопрос - по вашему мнению, какова будет цена за такую процедуру по восстановлению волос?
Др. Вашеник: Это вопрос времени, это неизвестно. Я бы хотел думать о сумме в пределах цены за традиционные трансплантанты. Но я просто не знаю. Мои предположения - где-то между $7,000 - $15,000.

Вопрос: Доктор Вашеник, спасибо, что уделили нам столько времени. Мы желаем вам успеха с вашим проектом.
Др. Вашеник: Спасибо.


©2002 HairlossHelp.com (вебсайт, созданный в помощь людям, теряющим волосы)